November 14th, 2019

о Николае Втором

Павел Рыженко. Ипатьевский дом. Расстрел (№3 из Триптиха «Царская Голгофа». Заточение-2) 2004 г.
Регулярно вижу тезис: в 1918 году расстреляли не императора Николая, а гражданина Романова. И знаете, в этом есть здравое зерно. Говоря о расстреле Романовых, почти всегда сосредотачиваются на фигуре Николая, и далее дискуссия уходит в вопрос о том, хороший ли он правитель или преступник, виноват ли в распаде государства и катастрофе, постигшей Россию, или не виноват. Но расстреляли действительно не императора. Расстреляли (без какой бы то ни было, хотя бы самой формальной юридической процедуры) пожилую супружескую пару, девушек, двух детей, включая мальчика-инвалида, а также врача, повара и слуг (как легко догадаться, вовсе не аристократов). Для императора риск потерять власть и быть убитым - часть профессии. В конце концов, Николай - взрослый мужчина. Но люди, спокойно расстреливающие девушек и малолетних инвалидов, заведомо персонально ни в чем не виноватых - это без всяких оговорок редкостные моральные уроды. Разумеется, в Гражданскую войну убили не только их, но ведь и Хатынь помнят не как самое громадное убийство людей нацистами, а как эталонное. И убийство Романовых - действительно очень показательный и характерный эпизод. Оказалось, что можно убить без суда, можно убить детей, можно убить девушек, можно убить инвалидов, можно убить врача, и можно убить вполне себе пролетариев, которые просто подвернулись под руку за компанию - и ходить после этого гоголем и черпать вдохновение и источник вечной гордости в такой расправе. И то, что каждый год решается удивительный вопрос, можно ли расстреливать детей или все-таки нельзя расстреливать детей, это просто жутковато наблюдать. Может быть, я кисейный барышень, не понимающий, что история не вершится в белых перчатках, но мне сложно представить, что творится в голове человека, который спокойно пускает пулю в лоб больному шестикласснику.
Е. Норин
Юрий Карпенко. "Гибель империи"